Аутсайдер – фильм 2018 года

Закрыть ... [X]

Владимир Попов: «Мы получаем кредиты не под развитие инвестиций, а под проедание» Владимир Попов: «Мы получаем кредиты не под развитие инвестиций, а под проедание»

Экономические итоги уходящего года на радио «Эхо Москвы в Волгограде» подвели промышленник Олег Савченко и депутат облдумы Владимир Попов. Текстовую версию программы, вели которую Мария Доброскокина и обозреватель РИА «ФедералПресс» Ярослав Малых, портал Oblvesti.ru предлагает вашему вниманию в рамках информационного партнерства с радиостанцией. М.Д. – Эфир в каком-то смысле итожит череду себе подобных, проходивших в течение года. И я начну с самого главного вопроса – финансового, потому что мы сейчас по сути дела планируем, как и на что будем жить в будущем году. Поэтому, Владимир, вам сразу вопрос, потому что вы специалист по бюджету. Ну и, разумеется, ваша оценка, Олег, тоже интересна. Как оцениваете бюджет на 2018 год? Насколько он сбалансирован? В.П. – Сейчас у всех финансистов горячая пора. Сейчас они о бюджете следующего года почти не думают, надо закрыть бюджет текущего года, что дается очень непросто. Потому что поступления, скажем так, немножко ниже планируемого. Поэтому есть определенное отставание по выплатам, есть очень серьезные задержки к сожалению. Я.М. – По обязательным выплатам? Включая зарплаты даже? В.П. – Конечно по обязательным. Включая зарплаты, да. Поэтому сейчас финансисты предпринимают все возможное и невозможное для того, чтобы справиться с этой сверхзадачей своей. Осталось-то совсем немного до конца года. О.С. – А как финансисты это делают? Решают, кому давать, а кому не давать? В.П. – Самый главный финансист сегодня в Москве находится. О.С. – Опять перераспределять? В.П. – Да нет, к сожалению, перераспределять уже нечего. Я.М. – Опять попросить помощи федеральной? В.П. – Конечно, конечно. Прежде всего попросить помощи и не только федеральной. Ведь есть на самом деле достаточно много путей, каким образом год закончить. Можно попросить, допустим, тех же плательщиков крупных наших авансом выплатить за первый квартал О.С. – Можно кредит взять, наверное, в очередной раз? В.П. – К сожалению, мы все чаще и чаще скатываемся к этой последней схеме – взять кредит. И кредитов на сегодня в области взято достаточно много, причем больше уже даже не бюджетных, а коммерческих. Что есть очень плохо, что совсем недавно наш президент критиковал. Я.М. – Очень интересная история, ведь у нас было наоборот. Когда сменилась команда, руководящая в регионе, значительное число кредитов было замещено как раз бюджетными. Как получилось так, что их потом пришлось менять на кредиты коммерческие? В.П. – На самом деле все очень просто и все укладывается в определенные схемы, которые прописаны в бюджетном кодексе. Ведь кредиты, которые давал Минфин всем регионам, подчеркиваю, не только нам в связи со сменой руководителя, а в тот момент все регионы получили кредиты на замещение коммерческих. Они давались на определенных условиях. Условие, прежде всего: не наращивать больше долги, а сокращать их. Это условие область не выдержала, поэтому кредиты вынуждена была вернуть. И в этом году было возвращено, если мне память не изменяет, от 15 до 20 млрд рублей бюджетных кредитов, а так как собственных доходов не хватало, то область вынуждена была вновь идти в коммерческие кредиты. Я.М. – В наказание за то, что вы увеличили долг, вам придется еще увеличить долг, грубо говоря. Так получается, да? Змея, кусающая себя за хвост. В.П. – Мы, когда брали эти бюджетные кредиты, мы подписали такие обязательства. Т.е. губернатор подписал такие обязательства, поэтому, раз мы не смогли выдержать эти параметры, то вот так и вынуждены. Не секрет, что сегодня область живет в режиме ручного управления министерством финансов, т.е. мы практически банкроты и это надо честно сказать, потому что регионов, у которых долги больше 90%, хотя есть и больше 100%, их очень мало. На самом деле все за этим очень жестко следят. И когда мне начинают задавать вопросы: а как же предыдущие губернаторы, они тоже брали кредиты, и даже больше брали кредиты, то я говорю, что надо сравнивать соотношение собственных доходов и взятых кредитов, долговых обязательств, скажем так. М.Д. – Как долго нам еще удастся скрывать то, что мы банкроты? В.П. – Да мы на самом деле, это, я думаю, не скрываем. М.Д. – Каждый раз, когда верстается бюджет, мы его пытаемся как-то пригладить, расчесать. В итоге выходит, что на цифрах все хорошо. При этом информацию о банкротстве, даже в беседе с вами, на эфирах, мы это произносим не первый год на самом деле. Ну и что? Дальше-то все только хуже. О.С. – Можно, я вас поправлю. В.П. – Пожалуйста. О.С. – Вы ведь профессионал в финансах, в экономике. Неужели Москва, казначейство, моя очень хорошая, близкая знакомая Татьяна Геннадьевна Нестеренко не видит, когда ей в начале года заявляют, что бюджет в Волгоградской области будет профицитный, доходный. Неужели она не видит, что неоткуда взяться, нет источников для того, чтобы он был профицитный. И это очковтирательство, это надуманные цифры, это осмысленная подделка важного государственного документа, от этого документа зависит жизнь 2 млн человек. Я понимаю, что можно прозвенеть и задача прозвенеть по телевизору. Рассказать, как мы двигаемся, как мы впереди планеты всей по движениям вперед и по успехам. Это в начале года, но наступает конец года, к сожалению, и неужели казначейство федеральное и Минфин не видят этого? Я вот не понимаю. В.П. – Я убежден, что они не только это видят, у них есть реальные цифры. На самом деле их не сложно и самим подсчитать, и в Минфине они наверняка есть. Ведь сегодня получается абсурд, то, что мы называем бюджетом, я это называю не бюджетом, а сметой. Почему? Потому, что ни на 2017 год не были заложены в полном объеме средства даже на выплату зарплаты и других обязательных платежей, ни на 2018 год я в бюджете полного объема средств не увидел. И я такие вопросы задавал, на комитете, на фракции. Я.М. – Как раз в смете должно быть все заложено. Прораб не пойдет строить, если там не хватает… В.П. – Нет, нет. Смету ведь можно сделать не на год, а на восемь месяцев, на девять месяцев. О.С. – На месяц, в конце концов. По мере поступления. В.П. – Да. Вот она у нас, если мы будем анализировать 2018 год, то я думаю, что она у нас максимум на три квартала и есть по расходам, а четвертого квартала не хватает. М.Д. – Чем же мы будем закрывать тогда? В.П. – А вот в процессе исполнения бюджета и надо работать. Очень хорошо надо работать с инвесторами, очень хорошо надо работать с плательщиками. А вот этого мы, ряд депутатов, не видим. И об этом кричим, об этом бьем тревогу, потому что наоборот — отсюда плательщики уходят, а не сюда приходят. М.Д. – Мы, наверное, в сентябре попросим денежек у Москвы? В.П. – Нет, не в сентябре. Мы их попросим сейчас, в первом квартале попросим, потому что денег на самом деле не хватает на текущие платежи. Это очень и очень плохо. Минфин говорит очень просто: сокращайте расходы, сокращайте социальные выплаты, сокращайте зарплату. Что мы и видим сегодня по области. О.С. – Приводите в порядок, правильно? В.П. – Приводите бюджет в порядок. Но к чему это приводит, мы тоже с вами видим. И если 3-4 года назад область наша была на первом месте по зарплате бюджетникам в ЮФО, то сегодня она на последнем месте. Мы прекратили выплачивать различные виды премий, квартальные например, мы перестали индексировать зарплату, мы и на следующий год, к сожалению, не индексируем. Я читаю, что делает Собянин с москвичами, когда он и все социальные выплаты проиндексировал, и детские москвичам проиндексировал, и зарплаты проиндексировал. И мы пятый или шестой год не индексируем зарплату бюджетникам. А инфляцию куда деть? Ее никуда не денешь. Поэтому люди ищут работу за пределами области и находят, к сожалению, и уезжают — тоже к сожалению. А я не вижу активного обсуждения. М.Д. – Знаете, наверное, все-таки к счастью, что находят. В.П. – Но не все находят, понимаете. И от их работы налоги в наш бюджет не идут, к сожалению. Поэтому бюджет сокращается как шагреневая кожа, поэтому не хватает средств на первоочередные выплаты, поэтому об этом стараются громко не говорить. А не обсуждая это, ситуацию не исправишь. М.Д. – Если говорить вообще о тенденциях, которые у нас в региональной экономике складываются, хотя бы за минувший год. Я.М. – Почему нет этих доходов? М.Д. – Что у нас не так? В чем механизм дает сбой? В.П. – На самом деле, на мой взгляд, все достаточно очевидно для тех, кто здесь давно, кто эту ситуацию отслеживает и кто об этом говорит. Смотрите, что мы видим в этом году, далеко не пойдем. Мы видим изменение транспортной схемы, как нам говорят. Хотя эту схему я бы хотел посмотреть своими глазами. Я.М. – Мы все бы хотели посмотреть. В.П. – Что это такое? О ней говорят, что у нас новая транспортная схема внедрена. Но на самом деле, я говорю это и могу с кем угодно поспорить, ее не существует. Это привело к чему? Я.М. – Даже легендарный Веркин признал, что схемы не существует. Есть концепция, т.е. видение. И оно меняется. В.П. – Не знаю, чье это видение, но тысячи людей выброшены на улицу. Уничтожены сотни, а может тысячи уличных киосков, тоже тысячи людей, а с семьями это уже не тысячи, а гораздо больше, выброшены на улицу. Какой-никакой налог, арендная плата платилась, она перестает платиться. Мы с вами знаем и знаем далеко не все, по крупным предприятиям ситуацию, когда мы смотрим, одно предприятие исчезло, второе перерегистрировалось, третье открыло свой филиал, или там новую фирму за пределами области, четвертое, тот же «МАН», продало свой бизнес другим и неизвестно — другой, он что планирует в области делать. А это плательщики и суммарно собирается из этого бюджет. Т.е. бизнес очень чутко чувствует отношение власти к ним, и он видит там, где им идут на встречу и помогают бизнес развивать, и там, где этот бизнес душат проверками, повышением резко арендной платы, ужесточением отношения. И вот, к сожалению, в Волгоградской области за последние годы сложилось, на мой взгляд, крайне отрицательное отношение к бизнесу, а это приводит к сокращению бюджета. К сожалению большому это так. Это приходится констатировать. Это не развивает бизнес. Посмотрите цифры статистики, за 11 месяцев у меня нет еще, за 10 есть, ведь мы даже не вышли на 100% к прошлому году за 10 месяцев, т.е. у нас идет сокращение промышленного производства, у нас идет, при рекордном урожае, сокращение сельскохозяйственного производства. Давайте об этом говорить, давайте это анализировать, давайте встречаться с теми, кто уменьшает это производство. Что вам надо? В чем помощь требуется власти? Что надо сделать? Не мешать? Работать с банками? Помогать? В чем помогать? Я не вижу, к сожалению, этой работы, хотя я депутат областной думы, я активно участвую, по крайней мере, в тех мероприятиях, которые проводятся. Т.е. на мой взгляд, сегодня Волгоград переживает очень серьезный кризис, экономический кризис. Да, мы где-то сократили свои расходы в ущерб жителям, потому что тот же ввели социальный кодекс, многие категории ушли с получателей, но может быть это и правильно, потому что оставлены малоимущие, они большую сумму даже получают. Но и это не помогает, бюджет-то сокращается. И я очень боюсь, что как бы нам в следующем году еще резать очень серьезно по живому не пришлось. М.Д. – Давайте тогда выберем худший сценарий «приходится резать». В.П. – Не надо худший, я против худшего сценария. М.Д. – Не от меня, к сожалению, зависит этот вариант. Я просто предлагаю посмотреть, потому что вы говорите «придется резать», а я вот, например, уже себе и представить не могу, что мы можем резать. Откуда мы можем отрезать? Мне кажется, уже все отрезали, что можно. Или что, еще где-то есть у нас запас? Я.М. – Если позволите, Владимир Георгиевич, чуть-чуть отступление такое. Наш соседний регион, в Астраханской области, за которой я тут слежу, там знаете что, ситуация еще сложнее была с бюджетом, в силу других обстоятельств на самом деле, федеральных изменений налоговых. У них больше 100% не к собственным даже доходам, а вообще долг. Они в этом году сократили расходы, при этом у них выросли доходы, они заплатили опережающим темпом, что-то около 4 млрд при бюджете в 30 млрд. У нас 80, у них 30, я примерно называю. При этом они ухитрились на следующий год индексацию бюджетникам сделать, которую не делали три года. Вот что они такого сократили, я просто в детали не влазил, чего, может быть, мы не сократили, потому что понятно, что хватит уже сокращать социальные выплаты, они и так урезаны? Где резервы еще? О.С. – Можно ответить? Учитывая, что я был в Астраханской области. Дело в том, куда тратились те кредиты, которые брала астраханская областная администрация предыдущего периода. Они тратились под инвестиционные составляющие. И сейчас, и завтра, и послезавтра, и на многие десятилетия вперед расписана программа развития Астраханской области. И вот сейчас они получают уже первые ростки. Это знаете, как в семье, можно деньги все прогулять, пропить, праздники, все время рассказывать за столом, как мы хорошо живем, и прогуливать деньги семейные. А можно купить птенцов, которые растут, которых можно потом продать, можно купить корову, которая дает молоко, которую можно потом продать, которая будет давать доход в семью, в бюджет семейный. Сделала так Астраханская область. А у нас, к сожалению, деньги, наши деньги, которые берутся в бюджет Волгоградской области, кредиты которые берутся, тратятся на затыкание дыр, на процентную ставку, на погашение задолженности. Это вообще дико слышать на самом деле. Мы вернулись в какие-то дикие 90-е, когда задерживали зарплату бюджетникам, учителям, это вообще страшная вещь на самом деле. Более того, я еду сюда и читаю, что оценка Волгоградской области, уровня руководства области – 72-е место. Мы рядом с Адыгеей, напоминаю 500 тыс. жителей и туризм в основном, Хакасией, Калмыкией. Помните, Калмыкия рассматривалась, буквально еще 10 лет назад, как один из районов Волгоградской области и не более того. Какое там количество населения, чуть меньше Волжского. И мы на этом уровне сейчас находимся – 72 место. Дальше падать некуда, дальше уже для волгоградского производителя дно. Да, нам сейчас опять расскажут, что мы чуть поднялись, но поднимаемся со дна. Кто опустил на это дно? Я считаю, что непрофессионализм, некомпетентность и подход к деньгам: тратить, тратить, тратить. Теперь новый клич, я так понимаю, новая тенденция, нужно распродавать. Тенденция эта была обозначена еще четыре года назад, начали с «Концессии водоснабжения». Продали то, что гарантировано приносило копеечку в казну и можно было планировать, можно было инвестировать дальше эти средства. Нет теперь у нас Водоканала, как составной части, хорошей доходной части городского и областного бюджета. Есть концессия с обязательствами, которые, к сожалению, не выполняет, потому что первое, что сделала концессия, напоминаю, взяла кредит под гарантию не своего имущества. По-моему, 200 или 300 млн рублей, мы все помним этот скандал. Помним, как дружно депутаты городской думы проголосовали. Что это такое? Это уже попахивает ситуацией, когда распродавать будет нечего, падать уже дальше будет некуда. Нам как жить? 90-е годы, я напоминаю просто, были очень сложные, очень тяжелые, когда мы жили по мере поступления проблем, когда не было никакого плана, когда, в том числе премьер-министры, которые сменялись, принимали решения, вот сколько денег сегодня есть, так мы и распределяем в бюджет страны. Мы что, сейчас в Волгоградской области так живем, Владимир Георгиевич? В.П. – В 90-е годы мне пришлось работать, и тогда была, на мой взгляд, совершенно другая атмосфера. Когда этих болевых вопросов много и они возникали некоторые неожиданно, но тогда собиралась сепаративно и власть исполнительная, и власть законодательная, и главы районов или председатели дум, и вместе обсуждали эти предложения и говорили, что в наличии сегодня и завтра вот столько-то будет, давайте определим первоочередность, давайте отдадим зарплату. И тогда, даже в нарушение действующего законодательства, отдавали деньги тому же заводу «Баррикады», что не имели права делать по закону, но отдавали, чтобы люди получили зарплату. О.С. – И сохранили завод. Успешный завод сейчас. В.П. – И завод сохранили, и чтобы он работал, и люди не ушли никуда, и могли что-то купить. Т.е. принимались решения сознательно, с участием и прокуратуры, где-то прикройте глаза или две недели не обращайте внимания, через две недели завод получит за отгруженную продукцию и заплатит налоги. О.С. – Это была команда, это были единомышленники. Я.М. – А сейчас как принимаются решения? В.П. – Я не знаю, как сейчас принимаются решения. Мы очень много узнаем постфактум, а больше всего узнаем из соцсетей. Я считаю, что это абсурд, это нонсенс. Причем я не знаю, какая новость правдива, а какая не соответствует действительности. Ведь мы же не просто так, пять депутатов областной думы в свое время обратились к губернатору, чтобы он отчитался, чтобы вывести на открытый разговор. Мы же не хотели ничего, мы не собирались никакую обструкцию устраивать. Мы считаем, что надо помогать, что надо работать одной командой. Я.М. – Он же отчитался. Он ведь собрал вас, назвал вас активом, если я правильно помню. Вам показывали фильм. В.П. – Подождите, это звучало не «отчет», звучало «встреча». Да, было такое. М.Д. – Ярослав, ты неправильно понял. Он не отчитался, он отчитал. Это другая история. В.П. – Не будем это обсуждать, но хотя бы это прозвучало. Встречи как таковой и обсуждения, которое про 90-е, Олег говорил, не было. Это был фильм и это был монолог. Это не отчет. Я говорю о другом, раз сложная ситуация, во все времена локомотивом в администрации что должно быть? Экономический блок. Правильно? Прежде всего — экономический блок. Он должен стратегию разрабатывать, эта стратегия должна обсуждаться с учетом того, как будут выполняться социальные обязательства, как будут помогать бизнесу. Про Астрахань вы сказали совершенно справедливо. Ведь мы же не получаем кредиты, хоть бюджетные, хоть коммерческие под развитие инвестиций. Мы получаем их под проедание, чтобы выплатить текущие платежи. О.С. – Проедаем и еще закладываемся под проценты, что гораздо хуже. В.П. – Мы только загоняем себя в долговую яму и вытащить из этой ситуации очень сложно. Поэтому очень хотелось бы выйти на разговор. Вот у нас заложено в бюджете, по-моему, 100 млн на то, чтобы поддержать бизнес, поддержать малый бизнес, поддержать предпринимательство. Дайте отчет. Вот сейчас год закончится, мы посмотрим. Я что-то не вижу из публикаций, из выступлений нашей исполнительной власти: а где те успешные фирмы, которые получили поддержку с бюджета и они вот открылись, развились? О.С. – Это центр роста, доходности в бюджет областной, он возвращается обратно. В.П. – Я вот их не вижу. Ну, год скоро закончится, мы отчеты-то послушаем, я надеюсь, если не губернатора, то его подчиненных. Все равно мы затребуем и получим эту информацию. Но хотелось бы обсуждать это совместно, публично, с привлечением тех, кто в этом бизнесе работает, чтобы их предложения тоже были слышны и они выполнялись. Тогда не побегут отсюда бизнесмены, тогда они сюда будут приходить и говорить «здесь хороший инвестиционный климат, здесь администрация и власть законодательная оказывают поддержку и мы поэтому сюда пришли». А я что-то не вижу таких примеров. И это меня очень сильно настораживает. М.Д. – Про экономический блок я хочу напомнить. Сиваков ушел, Бочаров оправится от этого удара или нет? Для тех, кто не следил так плотно за ситуацией, я напомню, у нас на этой неделе покинул свой пост профильный вице-губернатор Сиваков. Это был символ экономического блока, при этом я слышала достаточно и положительных отзывов о его деятельности, бизнесмены говорили, что он доступен, что с ним можно пообщаться, не надо часами ждать аудиенции и, в общем-то, с его именем в принципе ожидания какие-то были связаны. Я.М. – Ожидания были, совершенно точно. Вот что в кулуарах говорят? Почему и что дальше вообще? На него слишком много всего замкнуто было, на сторонний взгляд так кажется. В.П. – Для меня и, наверное, большинства моих коллег этот уход оказался неожиданным, скажу честно. Потому что на такую должность на один день или на год не приходят. Если человек пришел, он должен войти в курс дела, он должен проявить себя, показать, тем более зам по экономическому блоку, это один из первых помощников губернатора. Это, я считаю, локомотив должен быть взаимоотношений с бизнесом, пополнения бюджета, развития производства. Говорят разное, говорят прямо противоположные версии, одни говорят, что он в ближайшее время будет назначен на очень хорошую должность в нашей области, другие говорят, что его уже нет в Российской Федерации, он куда-то там уехал отдыхать. Я.М. – В нашей области, какая должность лучше? Сложно представить даже. О.С. – А я слышал вчера, очень хорошая версия на самом деле. В сравнении со знаменитым произведением «12 стульев», когда Остап Бендер переходил финскую границу, помните там шесть шуб, которые висели на плечах, не давали дышать телу, пот тек и под золотым подносом чесалось пузо у Остапа Бендера. Поэтому давайте посмотрим биографию человека, я всегда за глаза, тем более не знаком, мне очень сложно судить о человеке, но знаю, что Москва, федеральный центр, и президент Российской Федерации, и администрация президента Российской Федерации оценивают сейчас регионы в первую очередь с точки зрения экономики. Поэтому человек, который занимает пост заместителя по экономике, это ключевой человек, по которому оценивают нас и как мы представлены сегодня в федерации, в Москве, еще раз говорю, включая президента Российской Федерации на докладе. Поэтому, когда человек проводит совещание и вдруг неожиданно уходит с ключевого поста в самое непростое, сложнейшее время, перед этим напарапаравертив тут с транспортом, с экономикой, нагромоздив такое количество проблем, из которых нужно выходить, я не знаю, сказал он «спасибо всем» или не сказал «спасибо всем», и уехал. Владимир Георгиевич, скажите, пожалуйста, опять же не могу точно говорить, но сколько раз он был в Урюпинске, в Камышине, в Калаче? Потому что быть заместителем руководителя одной из крупнейших областей Российской Федерации, не ездить и не понимать, что происходит в районах, для меня странно. Я посмотрел, нет в графике месяц, нет два месяца поездок. Я.М. – В Камышине был, я видел фотографии на предприятии. Не знаю, сколько раз. О.С. – Опять же смотрим биографию. Человек в 36 лет получил высшее образование и этот человек занимает ключевой пост. Я удивился, не поверил, я думал второе или третье образование, знаете академию госслужбы закончил, МВА закончил, потому что знать международное право нужно, финансовые отчетности, это я понимаю, это вот уровень человека, который занимает такой пост. Но получить сомнительное экономическое образование, я так понимаю заочное, в 36 лет вряд ли он ходил на лекции, для меня очень странно. И этому человеку доверяется судьба и перспектива, будущая перспектива нашей области, т.е. как мы сегодня распоряжаемся нашими финансами, как мы сегодня распоряжаемся всеми проектами, которых оказывается нет, включая транспортный, включая стратегии развития отдельных отраслей, промышленность, сельское хозяйство, отдельные точки роста. Получилось овощеводство – спасибо большое, по-моему, Боженову или Николаю Кирилловичу, который об этом мечтал, получается «ЕвроХим» – спасибо большое Николаю Кирилловичу, получился этот прокол– спасибо большое Гребенникову Роману, который тогда смог убедить. Все, что мы сейчас будем перечислять, это все спасибо большое предыдущим губернаторам, предыдущим мэрам. Но когда я слышу от сегодняшней команды, которая пришла, за три года я слышу, только какие они плохие были, и тут же они идут, перерезают ленточку по проектам, которые существуют благодаря предыдущему руководству области, которое тоже сомнительное было. Мы помним все эти скандалы, как сменялась у нас власть областная. Мне это более чем странно. Где сегодня у нас результат итогов работы за три года? Вот скажите, пожалуйста, где тракторный завод? Я помню 100 млрд рублей, меня убеждали: «Олег Владимирович, ну что ты так вот горячишься, сейчас увидишь, у нас 100 млрд рублей, тракторный завод не просто сейчас удивит страну, весь мир удивит». Цинизм в том, что я тут же вижу съемки сверху тракторного завода, и понимаю, и слышу, как бы это лучше сказать, «в глаза божья роса», как будто этого ничего не было, этих заявлений, ответственных заявлений, это все-таки руководство области заявляло, распиливают завод на торговые центры, на развлекательные центры. Это завод, это предприятие, промышленный гигант, где инфраструктура существует, да, может быть он не должен существовать в центре города, но это грех не пользоваться этой инфраструктурой. Это завод, огромное предприятие, миллионы, сотни миллионов тогда рублей (или долларов в переводе) было истрачено для того, чтобы эту инфраструктуру сделать и перерезать ее, распиливать на металл так же, как «Химпром» сейчас, это преступление. Да, может быть нам можно что-то объяснить, рассказывая, что вот завтра, потерпите еще, но три года терпим. Ведь преступление перед будущими поколениями волгоградцев, наших детей, которые, не видя будущее и понимая, что они живут в такой огромной области как в Адыгее, или как в Калмыкии, или как в Хакасии, куда они будут ехать? Будут ехать в соседнюю область, в Астраханскую. В.П. – Почему будут? Они уже едут. О.С. – Где деньги используют на создание новых предприятий, на создание свободных экономических зон, порт, торговые пересечения. Я, когда присутствовал на совещаниях у губернатора Астраханской области, я поражался просто, не вот этим остапобендоровским заявлениям, что сейчас мы будем Нью-Васюки строить и будем бороздить, отправлять межгалактические корабли, потому что у нас там шахматный турнир или движение вперед. Нет, там абсолютно объективные, прагматичные, циничные с точки зрения бизнеса преследуются цели. Где и когда вы будете создавать производство, которое принесет дополнительный доход в бюджет Астраханской области, который мы будем тратить на благоустройство города Астрахани, который мы будем тратить на социальные проекты, который мы будем, опять же, вновь вкладывать в развитие вашего бизнеса. Мы, представители власти заинтересованы в том, чтобы Астраханская область за счет экономики росла и как раз вот это сегодня обозначает президент, что экономика самое главное. Траты социальные были обозначены еще три или пять лет назад, майские тезисы, несколько раз наш президент это повторял, но дальше он говорит следующее: зарабатывайте деньги, показывайте экономические цифры, которые позволяют вам сегодня заниматься социальными вопросами, которые очень важны в нашей стране, у нас социальное государство. Но для этого нужно работать, не просто рассказывать по телевизору и перерезать ленточки проектов предыдущих руководителей нашей области, а сделать что-то самому хотя бы, слепить что-нибудь. Проведите тренинг в областной администрации, возьмите Лего купите, соберите Лего и покажите народу, что вот мы собрали что-то, ну хотя бы это будет правда, мы собрали домик для Барби или, в конце концов, какой-то завод восстановите, здесь звездные войны, космолеты здесь летают, это мы сделали сами своими руками. Покажите что-нибудь, что вы сделали. Ни-че-го! М.Д. – Хорошее предложение. У меня есть такой вопрос, более к практике привязанный, в продолжение. Вот мы говорим о каких-то определенных итогах, но вот ушел Сиваков, ключевая фигура. Понятно, что с ним вместе закончился определенный этап, не буду говорить эпоха, но там были подходы, там было какое-то видение. О.С. – Прошу прощения, перебью сейчас. Давайте закончим. Откуда он приехал? М.Д. – Не в этом даже дело. Биография его нам уже ни к чему, нам бы понять: он что сделал-то, не планируется ли там отчетов каких-то в ближайшее время? Та же дума, не слышно ли там чего? Я.М. – Нам бы понять, что сделал и что хотел. О.С. – И кому он передает, в каком состоянии. М.Д. – Просто странно, опять никаких оценок, пришел-ушел. Все. Я.М. – Про аналогию с соседними астраханцами. Когда начинался проект по особой экономической зоне «Лотос», как раз называли Жилкина его оппоненты Остапом Бендером и т.д., сказали, что этого никогда не будет. Там действительно были по срокам какие-то переносы, но сейчас там строится пять заводов уже, из них три — с международным капиталом. О.С. – Там дефицит. Я сейчас обращался, чтобы построить там предприятие, там дефицит сейчас территории. Свободная экономическая зона, места не хватает. Я.М. – Они дошли до этого. У него была идея, он вот это хочет, он это согласовал с федеральным правительством, нашел инвесторов и т.д. О.С. – Там команда добилась этого, не только он. Я.М. – Там была идея. У нас она есть? Или была? О.С. – Команда есть у нас? В.П. – Сивакова я обсуждать не хочу, ни хорошо, ни плохо говорить не хочу. Вы правы абсолютно, что он ушел. Весь 2017 год прошел под, не лозунгом даже, а переменами внутри комитета экономики, процентов 80 наверное людей оттуда убрали и набрали новых, и это новый руководитель набирал под себя. Я такие вещи допускаю, хотя не понимаю, 80% людей не работало, что ли, или плохо работало, но, тем не менее, это случилось. Т.е. руководитель набирал под себя, а сейчас руководитель ушел, сейчас что — еще один год новый руководитель будет еще так же менять? Как можно получить результат от такого органа, который должен быть локомотивом? Это первое. Но меня в данной вот ситуации в сегодняшней напрягает больше всего знаете что? Мы последние три года жили под лозунгом подготовки к чемпионату мира и, слава богу, федерация нам очень сильно все эти годы помогала. Давайте вспомним и реконструкцию аэропорта, и дорог, федеральных денег здесь очень много влито, стадион построили, это тоже не наша заслуга, это федеральная структура, федеральные деньги. А вот полгода пройдет, закончится этот чемпионат, а на что мы будем дальше жить, на что стадион содержать, те же дороги, текущее содержание, ремонт? Я.М. – А кто-то думал ли об этом вообще, как мы будем дальше жить? В.П. – А я нигде не вижу ответа. Я пытаюсь эти вопросы задавать, говорят: слушай, давай сначала доживем, давай сначала подготовимся. А дальше что? Или дальше все, эта команда убежала и дальше область никому не нужна? Это же неправильно, это же не должно быть так. Я сегодня очень сильно напрягаюсь, потому что не вижу ни стратегического плана развития области, по крайней мере в обсуждении его нет и в открытом доступе его нет, который можно обсуждать. Сказали, что мы перерабатываем. С этого начинает любой руководитель, даже мелкой компании, а как иначе будешь жить? А мы это сегодня не обсуждаем и депутаты прячут головы, когда я говорю, что давайте заслушаем, давайте поучаствуем в разработке, если она не разработана, давайте наймем выдающиеся институты. У нас в свое время очень неплохо разрабатывали наши институты, наши ученые, у нас их достаточно в регионе. Я.М. – На этот год, Владимир Георгиевич, были заложены средства как раз на научную разработку какой-то концепции. В.П. – Они каждый год закладывают так, а что на выходе? Я, к сожалению, этого не вижу и не нахожу поддержки у целого ряда своих коллег, чтобы потребовать ответ. Где? А с чем же идти дальше к избирателям? Ну закончился 2017 год, придет 2018-й. О.С. – К людям, не к избирателям. К простым людям, которым опять будет не хватать денег на зарплату. В.П. – Мы очень многие вопросы, иногда даже не такие глобальные, обсуждаем годами. Тот же перевод стрелок: что его обсуждать? Проекты давно готовы, области все соседние быстро вопрос решили и дальше пошли. Работай, занимайся стратегией. О.С. – Занимайся экономикой. В.П. – Занимайся, прежде всего, экономикой, привлечением инвесторов. А где у нас привлеченные инвесторы? Кто отсюда ушел — я знаю, и то далеко не всех я знаю, они на слуху, основные крупные фирмы, которые крупные плательщики налогов, которые отсюда ушли, крупные фирмы, которые давали работу, люди получали зарплату. А где те, которые пришли? К сожалению, вот этого обсуждения нет, а оно обязано быть и я не верю, что в Волгоградской области нет инициативных людей, нет людей, которые не переживают за это. Должны обсуждать. И уход Сивакова, он меня очень сильно напряг на самом деле, потому что человек только пришел, только вошел как бы в курс дела, только поменял команду под себя, ну тогда надо на-гора выдавать результаты, вдруг никаких результатов. Не с кого спросить. Кто будет это делать, и когда? Когда он войдет в курс дела? Мы не понимаем. Т.е. я считаю, что область находится в очень серьезном управленческом кризисе и финансовом кризисе. О.С. – И обратите внимание, вот эта надежда, которой жили последние три-четыре года, что чемпионат мира придет и все после этого начнет цвести и благоденствие будет, это глубокая ошибка. Только в этой студии мы всегда говорили как есть и слова наши подтверждаются. Т.е. я могу сказать, спасибо большое вашей радиостанции, потому что давали возможность говорить правду, какая бы она ни была горькая, но она правда. И рассчитывать на то, что приедут английские болельщики, выпьют пива, доходы от этого пива тут же увеличат бюджет Волгоградской области и у нас будет всеобщее процветание, это неправильно. Они приедут, они выпьют пива, конечно, я не рекламу пива сейчас делаю, просто они так любят пиво, мы потом сдадим бутылки, но потом наступит правда, с этих бутылок мы не будем жить. Следующая точка роста, нам объявляют – «ЕвроХим». Да это спасибо большое Николаю Кирилловичу Максюте, в 2003 году по его инициативе создался такой огромный потенциал в одном из районов Волгоградской области, вместе с месторождением, развитием месторождения. В.П. – Мы из бюджета и налоговыми законами поддерживали и до сих пор поддерживаем эту фирму, потому она и пришла сюда потому, что мы им предоставили условия. О.С. – Тогда был вот именно тот момент, когда закладывались доходы будущих периодов, следующий, через следующий год, но они будут минимальные, «ЕвроХим» сделал социальную программу, по которой область будет рассчитываться. Кто говорит, что там потекут сейчас золотые реки в бюджет Волгоградской области от «ЕвроХима», он неправ, в 2022-2023 годах в лучшем случае начнутся какие-то платежи в бюджет Волгоградской области, через пять лет. Надо отдать должное, что они сделали, вложили, проинвестировали. Опять же, спасибо большое Николаю Кирилловичу Максюте, которого ругают почему-то все эти вчерашние приближенные, которые боготворили его буквально позавчера. Это депутаты Государственной думы, областной думы, те люди, которые обязаны ему, в том числе — обязаны проектом «ЕвроХима». И сейчас я слышу как его, что называется, обсуждают с плохой стороны, что он во всем виноват, но это просто смешно, тогда у нас и Иван Грозный виноват, что в Волгоградской области так все плохо. Это просто обидно и горько, хотя я всегда был оппонентом Николая Кирилловича, я считал, что потенциал Волгоградской области значительно больше, чем он его использовал, но все равно что-то было сделано. Я.М. – Все в сравнении познается. В.П. – Николай Кириллович все-таки слушал, он не боялся спора. О.С. – Помните, какое у нас противостояние было? У нас выборы были, у нас жесткое противостояние было. Пожали друг другу руки и пошли каждый заниматься своим делом. Абсолютно нормально. Я пошел в Государственную думу защищать и лоббировать интересы Волгоградской области, а Николай Кириллович занимался исполнительной властью, народ проголосовал, дали, что называется, мандат доверия. И вот такая команда должна быть в Волгоградской области. И во всех областях, которые показывают сегодня успех и цифры развития, вот такие команды существуют, единомышленников с честным, понятным разговором, с открытым доступом к этой информации, которую обсудили. И на все аргументы, которые в том числе и сегодня звучали, есть ответ: да, вот здесь не того зама взял, я вот думал, он хорошо ресторан сделал, кафе придорожное «Три медведя», я не знаю, я там не был, у него, видите, там триста посетителей за год, поэтому в Волгоградской области он успешно справится с экономикой, поэтому я его привез сюда, поэтому у него такая ответственная должность, потому что успешное малое предприятие. М.Д. – Олег, к вам вопрос по поводу команды, раз уж мы заговорили о ней. Вопрос к вам, как к промышленнику, бизнесмену, который ценит эффективность, вынужден выстраивать процессы оптимальным образом. Подбор кадров. Из текущего состава администрации Волгоградской области вы можете назвать таких людей, которых взяли бы к себе на работу? О.С. – Я бы сказал словами нашего уважаемого руководителя области, словами, которые произнесены бы

Областные вести / 45 мин. назад далее


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Снеговик 2017 фильм трейлер, дата 2018 год: что ждёт работающих пенсионеров?


Аутсайдер – фильм 2018 года Аутсайдер – фильм 2018 года Аутсайдер – фильм 2018 года Аутсайдер – фильм 2018 года Аутсайдер – фильм 2018 года Аутсайдер – фильм 2018 года Аутсайдер – фильм 2018 года


ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ